Почему важно понять «про что плачешь»

Слёзы остановятся через какое-то время, если ты понимаешь о чём они.

Вот истерички не понимают. И это не их вина, если это в рамках психопатии (расстройства личности). А если в рамках манипуляции и демонстрации чего-бы то ни было окружающим с определённой целью, то это вполне себе выбор модели поведения.

Я же хочу написать о других слезах. Это про боль, про предательство, про потерю, про травмы… Да много про что. Главное (и это очень важно) — слёзы должны быть. Есть боль — и как только снят блок на пути к доступу к этой боли — будут слёзы. Они должны пролиться. Не нужно их сдерживать. Не нужно утешать. Не нужно «брать себя в руки». Но побыть в этом состоянии, отпустить эти эмоции. Дать слезам пролиться. Дать этим эмоциям выход, дать им возможность пожить в теле. Если слёзы льются — то они льются. Дать им быть. И остановиться.

Конечно, мы отгораживаемся от слёз и боли как только можем. В социуме и семьях часто есть различные установки, одна из самых распространённых: что плакать вообще стыдно, мальчикам в первую очередь. Запреты приводят к ещё большему напряжению, к непониманию и отрицанию своих чувств, к потере контакта со своими эмоциями и эмоциями окружающих, в конечном итоге искажается картина реальности, формируются кривые поведенческие паттерны. Всё это оседает в теле, живёт в нём, пускает корни, прорастает во что-то, что начинает со временем душить. Иногда физически.

С болью же мы сами боимся и не хотим встречаться. Оно и понятно. Только вот забываем о том, что запихивание боли куда подальше и отрицание её — это временная мера. Рано или поздно она выйдет наружу, даст о себе знать. Если «поздно» — это будет бесконтрольно, она будет захлёстывать и сносить всё на своём пути, это неуправляемая сила. А если «рано» — это работа с болью. Осознанная, терапевтическая. И да, это тоже трудно, тоже захлёстывает. Но в последнем случае есть шансы переработать боль, дать ей «новую жизнь», взять этот опыт, и главное — не допустить, чтобы боль жила где-то там в глубине, по своим законам, разрушая нас и оставляя в ощущении бессилия перед ней…

Внутренний Ребёнок хранит много наших чувств! Он помнит ВСЕ детские обиды, ему до сих пор больно от маминого сердитого окрика или папиного обесценивания. Ему всё ещё страшно оставаться одному в темноте, в незнакомом месте. Если его игнорировали, покидали — он боится разлук. Если его ругали и требовали невозможного — ему трудно поверить в себя и свои силы, решиться на что-то. Он злится и возмущается, но чаще всего не выражает этого. Боль и горечь от ВСЕХ ран и обид переполняют его.
Если удерживать эту боль от всех обид внутри — сколько её накопится за всю жизнь?

А злость на родителей за все случаи, ранившие чуткую детскую душу? Собранная воедино, она же разорвёт изнутри, уничтожит все отношения, если не весь мир!

Многие клиенты говорят о своём страхе, что эта злость, если ей дать волю, выпустить её — всё испепелит, разорвёт отношения навсегда. Их пугают моря детской затаённой боли, которую они ощущают внутри. Как её выдержать? Это немыслимо!

Океаны горьких детских слёз грозят затопить всю жизнь, лишить возможности действовать. Это пугает клиентов, мешает им чувствовать своего Ребёнка.

«Я же не смогу ни работать, ни детей воспитывать, если начну рыдать. Я ведь не остановлюсь ни через неделю, ни через месяц — столько во мне горя, боли, слёз. Лучше не трогать это. Давай не будем про маму и детство. Что это вспоминать? Было когда-то. Это же прошлое…»

Беда в том, что для Внутреннего Ребёнка это — ЕГО НАСТОЯЩЕЕ!!!! Пусть вспоминаемая обида была тридцать лет назад, его подавляемая боль остра так же, как тогда. И пока её не выразишь, не проговоришь, не отплачешь — она не отпустит! И Ребёнок тратит все свои силы на то, чтобы удерживать эту боль, горе, слёзы, злость внутри, не давая им выйти наружу. Неудивительно, что у него не остаётся ни времени, ни возможности, чтобы радоваться тому, что происходит сегодня, строить планы, развивать идеи, дарить энергию. И становятся люди похожими на роботов: вроде делают всё, как надо, а внутри — несчастны. На работу ходят, домашние обязанности выполняют, а счастья не чувствуют. Из жизни пропадает ощущение смысла…

На самом деле Ребёнку нужно немного. Несколько минут, уделённых ему: внимание, тепло, нежность, разрешение быть собой. И он не будет рыдать неделями. Если плакать с полной отдачей, когда этому есть место и время, а ещё желательно, чтобы было КОМУ плакать, чтобы кто-то был рядом, то хватает одного вечера, часа или того меньше.

Вопрос не в количестве времени, а в степени принятия его чувств — в первую очередь, нами. Ему важно, чтобы то, что с ним случилось и так его задело, ОЗВУЧИЛИ, чтобы ПРИЗНАЛИ, что это было ужасно, ПОДДЕРЖАЛИ его в горе и боли, печали или злости. Тогда эти чувства постепенно отпускают.

Слёзы остановятся через какое-то время, если ты понимаешь о чём они.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

Блог на WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: